БОРОВСК

58.99 КБ 
    Топоним Боровск ведет свое происхождение от слова бор, а вовсе не боров, как считал Александр Сергеевич Пушкин, писавший своему приятелю ««Душа моя, Каверин - каково поживаешь в свином городке?» За это наше всё в Боровске невзлюбили, и местный художник даже нарисовал великого поэта на стене одного из домов в обнимку со свиньей.
    Бог с ним, с Пушкиным. Не этой обидной шуткой прославился Боровск. Если хотите знать, то у него этих самых, как сейчас принято говорить, «брендов», куры не клюют. Взять хотя бы Константина Эдуардовича Циолковского, преподававшего математику в Боровском уездном училище. Константин Эдуардович был выдающимся городским сумасшедшим самоучкой. Зимой привяжет к спине парус, встанет на коньки и мчится по льду Протвы – скорость ветра он таким образом измерял. А мимо него по берегу этой самой Протвы телеги едут, а телеги, известное дело, лошади тащат, а лошади шарахаются от такого чуда, а возницы Циолковского аттестуют такими, понимаешь, словами… Хорошо, если только словами. Бывало так ему, бедному бока-то намнут… Но он стойкий был. Принесут его, полуживого, домой, жена в постель уложит, примочек свинцовых понаставит, а он даже не застонет, только проскрипит зубами: «Парус! Порвали парус!» и к стене отвернется. Потом неделю дома отлеживается, мечтает о звездах и детишкам разные опыты физические показывает. Смастерил однажды игрушечный воздушный шар, положил к нему в корзинку горящих лучинок и пустил в небо на радость детворе. Шар и улетел на площадь, к торговым рядам. Одна горящая лучинка возьми да и выпади на крышу мясной лавки. Мясники были еще хуже извозчиков. В том смысле, что кулачищи у них… Вот тогда-то и зародилась у Циолковского мысль о ракете. Дай, думает, сменю глобус Боровска на другой. Ну, про ракету я здесь рассказывать не буду – это отдельная история и не одна. Замечу лишь мимоходом, что после испытаний первого в отечественной истории ракетного порохового ускорителя, супруга изобретателя и все его шесть детей, валялись у него в ногах и умоляли бросить ракеты и заняться дирижаблями.
    Вообще-то Боровск - городок тихий. Календарь калужской губернии за девятьсот шестой год сообщал: «Город имеет в окружности 10 вёрст; в нём 22 улицы, 3 переулка и 1 площадь. Жителей в городе: мужчин 5365, женщин 5865, а всего 11230 чел. Все русские. Город освещается керосином. В нём 48 фонарей. В городе 1 ночлежный дом. Нищих в городе 20 чел. Штат полиции: 2 полицейских надзирателя и 16 человек городовых. Одна тюрьма. Содержится в ней средним числом 40 арестантов. Особенностей в городе никаких нет».
    И через сто с лишним лет население Боровска ничуть не увеличилось, а даже наоборот. Керосиновых фонарей уж нет, как нет и ночлежного дома. Тюрьму новые власти в начале тридцатых переделали под общежитие рабочих ткацкой фабрики. В народе это, с позволения сказать, общежитие называют «Дом ударника». Там и сейчас живут. Не так, конечно, просторно, как те сорок арестантов, но жаловаться все равно некому да толку никакого. Нищие разбрелись. Скорее всего, подались в Москву на заработки. Теперь настали такие времена, что нашим маленьким провинциальным городкам нищие не по карману. Что же до особенностей, то они все же у Боровска есть.
    Местные жители, когда не воевали с татарами, поляками, французами, немцами, с соседями* и сами с собой, более всего любили выращивать лук и чеснок. И очень любили есть и тот и другой. Последние микробы от такого количества выдыхаемых фитонцидов передохли еще в Смутное время, о чем имеется запись в расходной книге Пафнутьева монастыря. Кстати, сам монастырь тогда назывался Пахнутьевым, поскольку монахи были страшные лукоеды. В той же расходной книге записано, что во время осады монастыря войсками Самозванца трое поляков, на которых дохнули защитники монастыря, мгновенно увяли, что твои микробы. Впрочем, в Отечественную войну с Бонапартом были даже случаи падежа изнеженных французских лошадей, не говоря о самих лягушатниках.
    Наполеон, кстати сказать, ночевал в Боровске, в доме местного купца Большакова. Правда, всего одну ночь. Пока император спал, камердинер смазывал ему пятки, лыжи и все остальное, чтобы наутро было ловчее отступать по старой Смоленской дороге. После ночевки, как гласит местное предание, в доме остались зарыты несметные сокровища. Искали потом эти сокровища, искали… одних только наполеоновских треуголок нашли дюжину но кроме нескольких обгорелых подметок французских сапог ничего и не нашли. Спустя много лет в этом большом трехэтажном доме поселилось какое-то советское учреждение и даже поставило перед ним памятнику Ленину. Потом советское учреждение выехало в неизвестном направлении, а клоун остался памятник остался. Так и стоит с протянутой рукой в окружении покосившихся и нечесаных елок.
    О доме, в котором ночевал Наполеон, о том, как война двенадцатого года коснулась Боровска, и о многом другом я узнал от Дмитрия – молодого, если не сказать юного, экскурсовода местного краеведческого музея. Дима огненно рыж и упорно отращивает бакенбарды и эспаньолку вопреки желанию последних. Фамилиями наполеоновских маршалов, русских генералов и названиями мест сражений Дима сыплет точно горохом. Родители после школы отдали его учиться на бухгалтера, а он хочет быть историком. И будет им. Если конечно в этом мире существует хоть какая-то справедливость.
    Музей в Боровске бедный, если не сказать нищий. Раньше-то он был богатый, но пришла осень сорок первого и немцы стремительно приблизились к городу. Уходя наши войска, буквально за день до оккупации, с самолета разбросали листовки с разрешением местным жителям брать оставшиеся продукты в магазинах и складах. В листовках про музей ничего не говорилось, но… Директор музея сказал мне, что только три экспоната, на которых стояли печати, вернули после войны боровчане в свой музей. Вот и лежат в музее ржавые немецкие каски, мосинские трехлинейки и пробитые пулями котелки. Да еще немецкая табличка, на которой написано «Ул. Полковника фон Арнима». Так они переименовали улицу, идущую к дороге на Москву. Завела она их…
    Все же, из остатков былой роскоши удалось составить экспозицию, посвященную Смутному времени, но и тут пришла беда – протекла крыша, и экспонаты залило водой. Денег на ремонт местные власти… Можно подумать, что только в Боровске начальство такое.
    Теперь на месте этой экспозиции лежит непромокаемая дубина народной войны, рогатина и ошарашник – метровая толстая палка с прикрепленной к ней на цепочке увесистой гирей. Такими ошарашниками встречали боровские крестьяне французов. Хорошо бы и местные власти встретить, да разве заманишь их в музей?
    Сквозь асфальт на центральной площади местами краснеет кирпич, которым еще задолго до семнадцатого года вымостили тротуары. Советская власть потом закатала все в асфальт, но то ли он оказался плохо положен, то ли кирпичи норовят вылезти из-под него… Краснеют и все тут.
    Старуха, древняя как тот кирпич, продающая на рынке шерстяные носки собственной вязки, говорит краснощекому мужчине, пьющему пиво и не думающему покупать носки:
- Утром проснулась, а в голове среда. И ведь знаю, что воскресенье, а все равно среда. Уж третий час, а она все не проходит. Прям и не знаю что делать.
Мужчина понимающе шмыгает носом и высказывается в том смысле, что хоть и холодно сегодня, зато дождя нет, а то вчера как ливанул – так он до нитки как последняя собака. После слова «собака» он допивает пиво и уходит.
    Если отойти от центральной площади, на которой стоит музей, километр или около того, то на улице Текстильной (бывшей Успенской) можно увидеть купеческий дом позапрошлого века. На одной из стен этого дома тем самым художником, который изобразил Пушкина в обнимку со свиньей, перерисован со старинной открытки вид Успенской улицы (будущей Текстильной) в самом начале прошлого века. И виден тот же самый, ничуть не изменившийся, дом. И те же самые окна с кружевными наличниками. И та же герань стоит в окнах. И та же собака задирает лапу возле того же угла, и те же люди выходят из двери… Только такой наивный мечтатель как Циолковский мог думать, что из этого места можно улететь. Даже на ракете. Хоть бы она и была двухступенчатой.

* На высоком берегу Протвы, неподалеку от часовни на месте гибели боярыни Морозовой и ее сестры княгини Урусовой, стоит небольшой закладной камень на котором написано «Героям Куликовской битвы, боровскому князю Владимиру Храброму, боровчанам – освободителям России». Мало кто знает, что из-за этого камня разгорелся целый дипломатический скандал между Серпуховым и Боровском. Любому серпуховичу с детства известно, что князь Владимир Андреевич Храбрый был Серпуховским. По совместительству и Боровским, поскольку владел и Боровском. И княжество называлось Серпуховско-Боровское, а не Боровско-Серпуховское. И памятник Владимиру Андреевичу стоит в Серпухове. Очевидные же факты! Как можно их не замечать! Так серпуховский посол и сказал Боровскому начальству перед тем, как его отозвали на малую родину. С тех самых пор в Серпухов из Боровска можно попасть только через Москву.


87.75 КБ


</a>

 

</span></a></span>




Афиша Калужского драматического театра. Комедия Н. Птушкиной "Пока она умирала". В двух действиях, между прочим.



Тот, что лежит и есть ошарашник.





Колечко снизу - для коновязи.



82.39 КБ

Эпическая картина "Во молодец наш огурец!"





Это часовня на месте гибели боярыни Морозовой.



На самом деле сама яма, в которой она сидела была чуть в стороне. Аккурат на этом месте. Между углом дома, построенного при советской власти и кустиком.

окончание

 




Дом, в котором ночевал Наполеон.





Дом человека, который имел неограниченный доступ к лыжам.



Пафнутьев-Боровский монастырь.

promo ru december 2, 2013 21:04 18
Buy for 100 tokens
Приветствую всех участников ru-блога, как давних, так и вновь присоединившихся! У нас есть несколько поводов для радости: - Все выходные информация о сообществе провисела в блоке «Интересное» на главной странице ЖЖ, вследствие чего к нам добавилось около сотни участников! Приветствуем новичков,…
Ваша запись опубликована в LJTimes
Редакторы LiveJournal посчитали вашу запись интересной и добавили ее в дайджест LJTimes по адресу: http://www.livejournal.com/ljtimes
Прекрасно описали. Дом с лыжами тяжело найти?
спасибо.
не думаю, чтоб сложно было. городок не очень большой. спросите и покажут.
"Дом, в котором ночевал Наполеон."
Вот-вот рассыпется. Что, собственно, на руку его "хозяину". На крутом месте в центре можно будет построить трк халабуду.
хозяина у этого дома, считайте, что и нет. городские власти у него хозяева. но стены крепкие. долго еще придется ждать, пока рассыплется.
еще лет 5 и здание будет снесено, как аварийное. мы весной с ребятами из музея общались на эту тему
это все, конечно, печально. ежели с умом-то подойти к такому дому, то можно было бы сделать из него конфету для туристов. да и сохранить как памятник истории и архитектуры. но кто ж у нас подходит с умом. тем более власти. а ничего они там сами не пытаются сделать? хоть письмо калужскому губернатору накатать. или в минкульт. там, конечно, тоже не ангелы сидят, но все же.
У нас по стране стоят сотни рассыпающихся старинных церквей, до них нет дела православным, которые в то же время готовы глотку перегрызть, чтобы вернуть в свои цепкие лапы то, что было когда-то отреставрировано из бюджета городов (Органный зал города Челябинска_. А уж до старого домика, в котором останавливался какой-то Наполеон тем паче никому нет дела.
Какой город чудесный. И главное, совсем рядом от меня. Надо будет съездить, а то я всё в Калугу да в Калугу.
Ошарашник - это, как я понимаю, кистень. Здоровское слово - ошарашник))))
конечно поезжайте. не пожалеете. я там два раза был. а в Мосальске Вы были? там тоже чудесно. виды прекрасные и музей отличный.
Обязательно весной съезжу. В Мосальске не была, нет. Спасибо за подсказку)))
Есть три города: Калуга, Клин и Зарайск, и стоит мне собраться в путь - меня почему-то в один из них обязательно сносит)))
Надо, надо выбирать новые маршруты.
я был только в Зарайске, а вот в Клину только проездом. правда, неоднократно. в Калуге ни разу. новых маршрутов ив Подмосковье множество. на несколько лет хватит.
Правда, Зарайск изумительный?)))
А Клин заслуживает того, чтобы его осмотреть повнимательней.
А Калуга - просто сказка. Там русская старина на каждом шагу, и Музей космонавтики - такой, что павильон на ВВЦ в подмётки не годился даже в свои лучшие годы))) Ну, и дом Циолковского, само собой. Дом мастеров. Музей Чижевского. Памятник сисадмину)))) Там вообще оч много памятников, и очень красивых, без всей этой церетелиевщины.
Кир Булычов описывал Великий Гусляр, ориентируясь на Калугу. Названия все изменены, но по описанию можно догадаться, где что.
Так что, когда пройдёте по уже намеченным маршрутам, очень советую Калугу посмотреть.
Прекрасный рассказ. Бывал в Боровске пару раз, правда без исторического экскурса. Спасибо))
а я че, я ниче :)
тем более, за три года мало что поменялось..
да, с тех пор, как мы там были, мало что поменялось. и не только в Боровске.