Michael Baru (synthesizer) wrote in ru,
Michael Baru
synthesizer
ru

ГОРОДЕЦ



    Ворота Городецкого судоремонтного завода охраняет рыжая собака. За кусок копченой колбасы она откроет вам калитку, поведет к стапелям и продаст недорого почти новый, только что из ремонта, буксир, выкрашенный суриком. Да она и без колбасы отдаст, если с ней поговорить по-человечески. Скучно ей сидеть одной у этих ворот. Особенно по выходным. Вы не поверите, но в Городце суда не только ремонтируют, но и строят. Как начали строить баржи и пароходы в середине позапрошлого века – так и не перестают до сегодняшнего дня. К концу девятнадцатого века каждый год в Городце спускали на воду до семидесяти деревянных барж. И какие были баржи! Длиной до сотни метров и шириной до пятнадцати. По заказу нижегородского купца-миллионера Гордея Чернова, прототипа горьковского Фомы Гордеева, в Городце построили баржу вместимостью в миллион пудов. Тогда весь город строил баржи. Даже маленькие дети мастерили из щепок крошечные баржи водоизмещением в грамм пятьдесят или сто и пускали их по ручьям. Клепали и котлы, и пароходные машины, и даже отливали из чугуна кружевные навесы, которые и сегодня украшают крылечки старых городецких домов.
    Теперь баржи делают редко – в основном дебаркадеры. Плавучие пристани и доки, речные вокзалы, гостиницы и рестораны. Они и держат на плаву верфь, а туристы держат на плаву музеи Городца. Их в городе много – целый музейных квартал. Все музеи находятся в красивых старинных купеческих и дворянских особняках, все особняки отреставрированы, полы в них не скрипят, потолки не протекают, все экспозиции… Вот вы не верите, а зря. Взять, к примеру, музей «Дом графини Паниной». Одна выставка старинных часов из частных коллекций так хороша, что туристов из этого зала и вывести не возможно. Если бы в самой Москве был бы музей часов, то и тогда в нем вы не нашли бы таких уникальных немецких часов позапрошлого века с двумя кукушками! Крошечные кукушки ростом с половину мизинца, доложу я вам, выточены с большим искусством. С таким большим, что были случаи, когда они клевали посетителям не в меру любопытные пальцы.
    Здание музея «Городецкий пряник» напоминает… богато украшенный сахарной глазурью пряник. Внутри, на музейных витринах, все восемь с половиной веков истории Городца в съедобном виде. Вот древние, еще каменные доски для печатных пряников с клинописными надписями местные жители находили с незапамятных времен. Археологи утверждают, что доисторические пряники подавали не к чаю, которого тогда на Волге не знали, а к ячменному пиву и были они солеными, без меда и высушены до хрустящего состояния. Вот окаменевший Городецкий пряник предположительно середины семнадцатого века, судя по возрасту плесневых грибов, найденный в начале двадцатого века этнографической экспедицией кафедры печатных пряников института пищевой промышленности Академии Наук в Коми, в стойбище оленеводов-зырян. Северные охотники и оленеводы обменивали пряники на меха. На зыряновском прянике изображена сцена ледового побоища между войском Александра Невского и тевтонскими рыцарями. Поражает тщательная проработка деталей. Как известно, в момент битвы ветер дул на псов-рыцарей и все их темные шлемы и латы усыпаны мельчайшими сахарными буквами слов, которые русские ратники кричали противнику в пылу боя. Оленеводы, как выяснили этнографы, поклонялись прянику и, после того, как он окончательно окаменел, использовали его при отправлении шаманских обрядов в качестве бубна. Еще один трехпудовый «Царь-пряник», подаренный Ивану Грозному городецкими пряничниками в честь взятия Казани хранится теперь в Москве, в Оружейной палате. Известно, что Иван Васильевич городецкие пряники любил больше тульских и вяземских, которых тогда еще и в помине не было. Да и вообще они вкуснее, хоть и меда в тесто в Городце не добавляют. Зато никогда в начинке городецких пряников, в отличие от тульских, вы не встретите ни позеленевшего самоварного краника, ни донца от патронной гильзы, ни пистолетного курка, а только фруктовое повидло самых разных сортов, орехи, изюм, цукаты, пропитанные сладким ликером, а то и вовсе подадут вам к прянику большую рюмку сладкой смородиновой или клюквенной настойки. В самом конце девятнадцатого века Городецкие купцы-старообрядцы поднесли на память семье Николая Второго, путешествовавшего по Волге, пряник весом в полтора пуда. Кстати, о старообрядцах. Их в Городце всегда было много, а уж, что касается пряничников, то они все были старой веры. Рассказывают, что издавна поклонялись городецкие староверы огромной крестообразной сосне, которая росла на древнем городском валу. Был у нее в дупле устроен киот. Власти еще при Николае Первом спилили эту сосну. Старообрядцы нашли себе еще одну крестообразную сосну и давай ей поклоняться. Власти спилили и ее. Теперь уж не осталось никаких крестообразных сосен. Да и власти теперь пилят совсем не сосны…
    Вернемся, однако, к пряникам. Вообще городчане любили одаривать пряниками по самым разным поводам. Взять, к примеру, «разгонные» пряники. Их дарили засидевшимся гостям. Вынесет хозяин горсть таких пряников … и тут же гости начинают хватать свои тулупы, шапки и прощаться с хозяевами. «Разгонными» пряниками дело не ограничилось. Местные жители изобрели даже своеобразный пряничный язык. Скажем, зять никогда не проходил мимо тещиного дома, чтобы не подарить ей пряник, а жены мужьям пекли… и, случалось, допекали.
    Пряников на витринах много самых разнообразных – с царскими орлами, с советскими серпами и молотками, с теремками, стерлядками, прогулочными колясками, пароходами, паровозами, птичками, с надписями «Дарю Зине», «Дарю Маше», «Дарю Зине», «Кавришка», «Дарю от всей совести моей дарю милости милости», «Подарок в день вашего ангела», «Кого люблю того дарю сердечно» и даже «Пролетарии всех стран соединяйтесь». Как только они все высохнут, окаменеют их заменят новыми, а старые внесут во двор, размочат в воде и скормят собакам. Вот потому-то в Городце собаку пряником не поманишь. Нос она от него воротит. Ей бы косточку или сосиску…
    Неподалеку от музея пряников находится музей самоваров. В нем четыре сотни сверкающих полированной медью, латунью, мельхиором и серебром Иванов Ивановичей. Такого количества самоваров нет и в самой Туле. Есть самовары из Персии, есть из Китая, есть курьезный самовар, подаренный по случаю заключения Тильзитского мира Александром Бонапарту. Вместо воды в него заливается шампанское, а вместо щепок или шишек – колотый лед. Есть авторская копия путевого самовара, поднесенного императрице Екатерине Второй механиком Кулибиным во время ее визита в Нижний. Самовар не только греет воду, но и показывает дату чаепития по солнечному и лунному календарям, во время закипания играет марш гвардейцев-преображенцев, а также оснащен астролябией, точным хронометром, пружинами для уменьшения последствий морской и дорожной качки, и хитроумным приспособлением для стряхивания последней капли из самоварного крана в чайную чашку. Есть огромные многоведерные самовары, есть крошечные, буквально на одну рюмку чая, есть самовар для левшей, у которого краник открывается против часовой стрелки, есть самовар для семей, проживших в браке больше десяти или пятнадцати лет – у него два краника и они повернуты друг относительно друга на сто восемьдесят градусов. Возле мужского краника гравирована надпись «Ты знаешь, почему я молчу?!». Мужской краник отличается еще и тем, что к его ручке припаяна миниатюрная корона, а на женском такой короны нет, но есть скалка и чугунная сковородка.
    В краеведческом музее, экспонатов которого хватило бы на десяток провинциальных музеев, не мог я глаз отвести от удивительной иконы, состоящей из тонких расписных трехгранных призм. Прямо посмотришь – Святой Дух, справа посмотришь – Бог Сын, слева – Бог Отец. То есть сначала-то я взглянул и хотел идти дальше, но тут экскурсовод сказал мне, что в Ульяновске, в краеведческом музее есть похожая икона. Вот только, если смотреть на нее прямо, то – Ленин, справа – Маркс, а слева – Энгельс. Есть и еще одна разновидность иконы, хранящаяся в одном из музеев Сибири. Там вместо Ленина – лучший друг физкультурников. Поневоле и заглядишься…
    Два самых известных экспоната в Городецком музее – украшенный золотом и серебром княжеский шлем тринадцатого или четырнадцатого века и свинцовая печать Александра Невского. И то и другое нашли местные жители. Печать нашлась на волжском берегу, а шлем выкопали в огороде. Давно это было, еще в те времена, когда такие находки могли запросто отдать археологам. Те времена давно прошли. Теперь все имеет свою цену. Есть аборигены, которые свои находки продают Эрмитажу. Местным музейщикам даже и не предлагают. Вообще черных копателей в Городце много. Да и как им не быть, если культурный слой в городе не намного тоньше московского. Только в столице во дворе дома на Тверской или на Якиманке раскоп не устроишь – слишком много труб и кабелей придется пилить, прежде чем доберешься до чего-нибудь стоящего, а в Городце вышел в собственный огород – и копай сколько влезет. Обломки средневековой керамики даже и в руки не берут. Не хочешь копать – прогуляйся внимательно по берегу Волги. Сейчас, конечно, таких прогульщиков пруд пруди, а раньше… Один местный житель, которому лень было копать и вовсе отдал археологам свой огород для раскопок и каждый день совершенно бесплатно, в первом ряду, сидел и наблюдал за увлекательным процессом раскопок.
    Надо сказать, что почти все музеи имеют в составе своих экспозиций коллекции городецкого почетного гражданина Николая Федоровича Полякова. В музее «Дом графини Паниной» - это существенная часть коллекции часов, в музее пряников – это редкие пряничные доски, в краеведческом музее представлена его коллекция старинных сабель, палашей и кинжалов, утюгов, а в отделе природы края - чучела медведей, поскольку Николай Федорович заядлый охотник. Что же до самоваров, то все самовары этого музея принадлежат Полякову. На самом деле его коллекция почти в два раза больше – просто особняк для нее маловат. Есть обширная коллекция монет и она тоже принадлежит маркизу Караба… Вот как найдут для нее место – так сразу и выставят. Николай Федорович не олигарх. У него нет ни заводов, ни пароходов, ни нефтяных месторождений. Он бывший глава налогового управления Нижегородской области. Вначале своей карьеры он был главой городецких налоговиков, а потом стал главой нижегородских, а теперь вот…* Он еще и местной епархии помогает восстанавливать храмы. Кстати, в храме городецкого Феодоровского монастыря видел я икону Феодоровской Божьей Матери». Межу краями оклада и резными деревянными наличниками просунуто было множество бумажных записочек от прихожан. Приветливый и словоохотливый батюшка рассказал мне, что поначалу верующие оставляли у иконы свои золотые украшения – кольца, нательные кресты, серьги. Однажды какой-то бомж их украл. Еще и стекло разбил, прикрывавшее икону. Ну, а на записки никто не позарится. Время от времени их вынимают, освобождая место новым. Старые не выбрасывают. Хранят. Натурально, «Стена Плача» на православный манер. Когда я сказал об этом отцу Никанору, он улыбку запрятал так глубоко в бороду, что и концов ее невозможно было разглядеть.

* Не дети, чай. Сами все должны понимать. И то сказать – не футбольный клуб купил, не яхту стометровую. И особняк у него в Городце, а не в Лондоне. Ну, не считая тех, что в Нижнем.



С русским языком в Городце все хорошо. Как и везде у нас.



Торговки жареными семечками и орехами.





Немецкие часы с двумя кукушками.





Небось, думали, что я вас обманываю. Все честно – две кукушки.



Уголок экспозиции, посвященной, как легко можно догадаться, народному образованию.



Симфонион. До сих пор играет. Вам его заведут. Только приезжайте.



Коллекция пластинок к симфониону.



Очень редкий аппарат. Такой я видел только в Москве, в музее музыкальных инструментов. Отверстие в шкафчике над проигрывателем и струны – что-то вроде доисторической акустической системы.



Здание музея городецких пряников.



Валек для накатки серпастых и молоткастых советских пряников.



Откушал пряника с надписью «Пролетарии всех стран соединяйтесь» и причастился присоединился к ним.



Знаменитый княжеский шлем. Археологи говорят, что местами он покрыт золотом и серебром.





Образцы городецкой деревянной резьбы. Такого рода резьба обычно украшала дом снаружи и ворота. Две этих фигурки не называются, как можно было бы подумать, «Русалка и русал», а «Фараон и фараонка» в память об исходе евреев из Египта. Почему такая связь… я не запомнил.



Неземной красоты посудный шкаф, изготовленный местным мастером в девятнадцатом веке. Украшен картинами мировой и русской истории. Тут вам и Жанна д’Арк, и Атилла, разрушающий Рим, и конкистадоры, и въезд Минина и Пожарского в Кремль, и портреты русских царей. Чем-то мне напомнил «Лицевой свод». Таких шкафов всего три. Второй, с сюжетами духовного содержания, находится в музее городецких пряников, а третий в музее то ли Пскова, то ли Новгорода.



Жанна д’Арк под стенами Орлеана. Если присмотреться, то в углах этой картины видны буквы «А» и «Д». По каким-то неизвестным нам причинам мастер Жанну назвал Анной. Потому и «А» вместо «Ж». Когда к этому шкафу подвели школьников, то они, как рассказал нам экскурсовод, эти буквы расшифровали мгновенно «А» - Анджелина, «Д» - Джоли.



Атилла в Риме. «А» - Атилла, а «В» - варвар.



Это уже наша история. Минин уговаривает Пожарского не уклоняться от весеннего призыва.



Василий Шуйский.



Картина из зала, посвященного городецкой росписи по дереву. Называется «Колхозная семья за чтением конституции»



Тут и без подписи понятно о каких веселых временах идет речь.



Кружевное летнее пальто начала прошлого века. Не из Парижа его привезли. В Городце сделали. И сейчас в городе работает строчевышивальная фабрика. Вообще городчане на все руки мастера – и кружев наплетут, и вышивку вышьют, и наличники кружевные на окнах смастерят, и пряников напекут. Не думаю, чтобы это было связано с ними самими. Просто место такое волшебное. Бывает и наоборот. Взять, к примеру, Набережные Челны. И люди там с руками, и тоже Волга течет, а получается у них… Просто место проклятое.



Дом, где размещается музей самоваров.



Коллекционные европейские братья и сестры русских самоваров – бульотки.



Персидский самовар.



Самовар «Денатурат» в стиле модерн начала прошлого века. В качестве топлива использовался в нем спирт.



Крошечный учебный самовар. Говорят, действующий. На кофейную чашку, не больше.



Самовар «Эгоист». Девятнадцатый век. Первая половина. На один стакан. Офицеры его любили. Проснулся утром, вскипятил воды побриться и побежал на утреннее построение.



Трактирный самовар.



Семейный самовар. Называется «Тет-а-тет». Мужской краник – слева. На нем корона.



Самовар, в котором воду не кипятили, а варили кашу. Так и называется он «Кашница». В русской армии такими часто пользовались.



Этого красавца подарили коллекционеру Полякову в администрации президента России. Таких самоваров всего два. Первый наш отец родной подарил какому-то президенту или премьеру. Такие подарки всегда делаются в двух экземплярах. Второй – на всякий случай. Вдруг у первого краник потечет или вовсе отвалится. Тот, который на всякий случай, Полякову и достался. По знакомству, должно быть.



Самовар на керосиновом ходу.

Subscribe
promo ru december 2, 2013 21:04 18
Buy for 100 tokens
Приветствую всех участников ru-блога, как давних, так и вновь присоединившихся! У нас есть несколько поводов для радости: - Все выходные информация о сообществе провисела в блоке «Интересное» на главной странице ЖЖ, вследствие чего к нам добавилось около сотни участников! Приветствуем новичков,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments