Елец архитектурный

По правилам ЮНЕСКО архитектура города может быть признана исторической только в том случае, если здания ушедших веков располагаются в виде целых кварталов исторической компактной застройки. К примеру, в Узбекистане на патронаж ЮНЕСКО могут претендовать Бухара и Хива и не могут претендовать Самарканд и Ташкент. А если в Липецкой области выделить город, в котором можно найти целые районы, сохранившиеся со времен Российской империи, то это, конечно, Елец. По нему надо гулять, как, скажем, по кварталу Маласанья в Мадриде, который также почти целиком состоит из зданий XIX века.
В Ельце туроператорам надо селить группы, чтобы потом оттуда делать вылазки к достопримечательностям области.

Бывшая Великокняжеская улица

Официально Елец возник в 1146 году (на год раньше Москвы). Его центральная часть называется Красной площадью.



А застройка торговой части напоминает московские улочки.



Фрагменты мостовой XIX века.







Бывшая Орловская улица. Виден Вознесенский собор.







Единственный памятник Никите Михалкову (он в центре). На самом деле это памятник художнику-конъюнктурщику Николаю Жукову, который, хоть и родился в Москве, детские годы провел в Ельце. Жуков остался в российской истории двумя работами: дизайном октябрятской звездочки и обложкой коробки папирос «Казбек». Дочь Жукова дружила в детстве с Михалковым, они были соседями, когда Жуков жил уже в Москве. Вот их-то и изобразил скульптор рядом с художником. Памятник установлен на улице Мира, бывшей Торговой. Кстати, абсолютно на всех улицах Ельца в центральной части города указано старое и новое названия.
Михалков держит подписанный дневник за второй класс. Его дважды вырывали из руки мальчика и крали, аналогично тому как в Петербурге воровали Чижика-Пыжика. Дважды дневник возвращался на свое место.



Улица Торговая и была основным местом нашей прогулки и представлена на множестве последующих фото.
В древности по ее линии проходил крепостной ров, западнее которого располагался городской посад. К XVIII веку ров был засыпан, и к концу этого столетия стал складываться архитектурный ансамбль Торговой улицы. В XIX–начале XX века улица превратилась в центр экономической и общественной жизни Ельца. На ней располагались гостиницы, богатые магазины и лавки, разнообразные конторы, банки и даже первый в Ельце и один из первых в провинциальной России кинотеатр (электротеатр) «Экспресс».
В жизни Ельца Торговая улица играла такую же роль, как Невский проспект в Петербурге.



Вроде бы этот дом связан с отцом Александра Барченко, которого наш экскурсовод вежливо назвал «русским философом-космистом». Более верно было бы именовать его советским оккультистом, который выполнял для Сталина и ОГПУ ту же роль, что для Гитлера выполняла Аненербе. Мимо его личности было затруднительно пройти в связи с моим интересом к поискам Гипербореи, однако в Ельце Барченко лишь родился в семье местного нотариуса окружного суда, а учился уже в Питере, где, видимо, всего и нахватался.



Елец же был до революции городом Божьим, который в 1915 году получил тридцать третью по счету городскую церковь. К сожалению, уже через пару лет их начали закрывать и разрушать. Но немало и сохранилось.
На следующем фото виден храм Преображения Господня.



На углу Торговой и Преображенской находилась гостиница Попова, она послужила одним из прототипов Дворянской гостиницы в романе Бунина «Жизнь Арсеньева», в ней же в 1885 году останавливался известный литератор Василий Иванович Немирович-Данченко, оставивший очерки о елецкой жизни. К сожалению, их еще нигде не встречал, но судя по очеркам этого автора об Испании, они должны быть восхитительны, то есть такие, что нынешним тревел-блогерам и не снились.



Современная площадь Ленина в старом Ельце носила название Хлебная площадь, поскольку на ней находилась Хлебная биржа. Сначала многомиллионные сделки совершались просто в трактире на втором этаже здания, которое на следующей фотографии находится слева в самом конце.
И только когда заезжие очеркисты и журналисты публично изумились того факту, что вся хлеботорговля юга России происходит между вызовами трактирного полового, хлебные магнаты построили биржу, которая на следующей фотографии находится в центре композиции.



С западной стороны площади стояли складские помещения, выстроенные в так называемом «кирпичном стиле», вместе с Биржей они составляют целостный архитектурный ансамбль.



Для полноты помещаю в репортаж хотя бы одно современное здание, в данном случае Дом торговли.



Особняк конца XVIII века, выстроенный в стиле раннего классицизма и также украшающий бывшую Хлебную площадь.





Готическая водокачка XIX века. Ныне используется просто как башня с курантами, одновременно создавая иллюзию, что мы где-нибудь в Йоркшире.



Памятник писателю Ивану Бунину, местному уроженцу.





Угол бывшей табачной (махорочной) фабрики Заусайлова. Сейчас она находится в полуразрушенном состоянии. Также как и на табачной фабрике в Севилье, где согласно повести Мериме размахивала ножом цыганка Кармен, там работали одни женщины. Капитализм и в Западной, и в Восточной Европе выдернул женщину из сугубо семейной жизни именно для таких работ.

Лучшая сувенирная лавка города L'Bar.



А вот и сами сувениры местного разлива.





Лучшее кафе города (сведения от местного краеведа, сам даже не заглядывал в окно).



На заднем плане здание, по которому можно определить место, где останавливался в Ельце преподобный Тихон Задонский, очень любивший посещать этот город и называвший его Новым Сионом.
Заметную роль в развитии духовной религиозной жизни города сыграл также святитель Митрофан Воронежский. Здесь родился известный православный мыслитель, проповедник и писатель XIX века Иннокентий Херсонский. Елец — родина одного из последних оптинских старцев — Нектария.



В начале XX века для детей работниц махорочной фабрики были открыты ясли. Изящное, изысканное здание построено в стиле модерн. На фасаде изображен пеликан — символ самоотверженной заботы о детях. Жена Заусайлова здесь работала на общественных началах. В бывших яслях Заусайлова ныне находится музей народных ремесел и промыслов.





Мастерская по ремонту елецких рояльных гармоник. Звук у них более пронзительный, более кавказский что-ли. Большая часть рояльных гармоней предназначалась для игры на улице: на посиделках, свадьбах или гулянках. Инструменты для этого были самые легкие.
Мне как человеку сугубо гитарному углубляться в подробности не интересно. Но соглашусь, что гармошка более душевный инструмент по сравнению с баяном.



Больше всего в городе меня поразила елецкая гимназия, в которой учились писатель Михаил Пришвин, писатель Иван Бунин, философ и богослов Сергей Булгаков, нарком здравохранения Николай Семашко, преподавал Василий Розанов. Композитор Тихон Хренников тоже из Ельца и, может быть, также учился в этом заведении, но я, к сожалению, подтверждений этому не нашел.
Судьба свела Розанова и Пришвина в елецкой мужской гимназии, где Розанов преподавал историю и географию, а Пришвин оказался его учеником и был отчислен из гимназии именно из-за конфликта с Розановым.
Эту самую гимназию я видел лишь из окна автобуса, как и елецкий Городской сад, описанный Буниным в романе «Жизнь Арсеньева».
В городе я погулял очень недолго, увы.

В 1770 году Елец получил регулярный план городской застройки. В основу плана были положены принципы классицизма с прямоугольной сеткой улиц, широкими площадями, геометрически правильными линиями. В исторической части города улица Коммунаров (Орловская) стала главной осью, проложенной с востока на запад. Но ее я тоже видел лишь из автобуса.
Но зато мне разрешили походить по всем помещениям новой гостиницы города, очень симпатичной: в ней вроде бы еще никто не успел поселиться.

Елецкая гостиница «Снегири»













Вознесенский собор

Построен про проекту Тона.





Священник Вознесенского собора протоиерей Николай Овчинников стал духовным наставником Елецкого землячества, среди членов которого был великий русский писатель Валентин Распутин. Он и крестился в Ельце. В реальной жизни я впервые увидел его уже в гробу, перед отпеванием в Храме Христа Спасителя, также построенного по проекту Тона.
Сколько знаменитостей связано в этим примечательным местом!

Краткую экскурсию для нас провел краевед Алексей Пискулин, автор 90-страничной монографии «Легенды города Ельца». — Елецкий государственный университет им. И. А. Бунина, Елец, 2013. Собственно его ремарки я и законспектировал в качестве подписей к фотографиям. Для того чтобы получился собственный взгляд на этот город, мне нужно было погулять по нему хотя бы полный день, а не несколько часов.

Со слов Алексея излагаю и легенду о явлении Божьей Матери Тамерлану.
Существуют две иконы Елецкой Божьей Матери. Одна из них — Черниговская Елецкая икона Богородицы, явленная преподобному Антонию Печерскому на ели в городе Чернигове на Болдиной горе, где впоследствии образовался Елецкий монастырь.
Другая местная Елецкая икона Божьей Матери была написана в память о чудесном явлении Богородицы Тамерлану в Ельце (она относится к типу «Оранта»).
В основе легенды лежат события 1395 года, когда Тамерлан вторгся в пределы Руси. Елец оказался первым городом на его пути, который он подчистую пожег. Простояв две недели у Ельца (на холме, что, благодаря хорошей погоде был виден мне за Вознесенским собором), Тамерлан неожиданно повернул обратно. Он устрашился явившейся к нему во сне Божьей Матери, взявшей город и всю Русь под свою защиту.

Другие репортажи из блог-тура в Липецкую область:

Липецкие воды
Музей Плеханова в Липецке
Лев Толстой
Скорняково-Архангельское
Задонск I
Задонск II
Галичья гора I
Галичья гора II
Чаплыгин
Игрушки-романушки Липецкого края
Источник этой записи