Усадьба Скорняково-Архангельское и возрождение страны

Пока в Москве бушевал шторм, я проводил вечер в благостном покое. От фотографий веет таким спокойствием, что можно бы было ничего не объяснять. В Фейсбуке я так и сделал, а здесь всё-таки расскажу нечто уважительное.

По дороге из Задонска в Елец (Липецкой области) последняя наша остановка случилась в усадьбе Скорняково-Архангельское рядом с Церковью Михаила Архангела — самым старым зданием усадебного комплекса. Оно первым в усадьбе было и восстановлено в XXI веке.

Кем? Почему? Зачем я туда приехал за сотни верст? И почему об этом стоит читать?
Ну пусть вас пока хотя бы заинтригует название (в этой путевой заметке — ничего личного).

Усадьбой владели Муравьевы, Чернышевы, Чертковы и другие громкие фамилии XIX века. А нынешний ее владелец, финансист и меценат Алексей Шкрапкин, хочет что-то вернуть и что-то извлечь из русского XIX века, и называет свою концепцию «патриотизмом с лопатой в руках».

А пока я собираюсь с мыслями, посмотрите немного картинок храма, который мне любезно открыл его настоятель иеромонах Севастиан.
Его здание было построено в 1812 году, при графе Иване Чернышеве (по проекту Матвея Казакова). Храм стал и началом, и вектором, и благословением для восстановления всего комплекса.

Церковь Михаила Архангела

иконостас

Церковь Михаила Архангела

Церковь Михаила Архангела

Особенно бережно при реставрации обращались с фресками, очень непросто было их сохранить. После ремонта стен фрески просто вернули на свои места.

фрески /> фрески />

фрески

фрески



Потом на месте бывшего ткацкой фабрики восстановили ресторан, названный вот так, манерно.



ресторан Бальмонтъ

ресторан Бальмонтъ: летняя веранда

Хронология событий: в 2008 году восстановили храм, в 2012 закончили ресторан, в 2015 восстановили часть усадьбы — настолько, чтобы она начала принимать гостей. Работы над некоторыми объектами проводились и продолжаются годами. Однако это не ударная стройка, а усадьба.



Зато теперь есть номера для проживания в отдельных домиках — как в старинных помещениях, так и в новоделах на старых фундаментах. Особенно меня умилила ванна со сделанным под старину смесителем, которая находится в деревянном доме-новоделе. Я ее даже сфотографировал, и лишь при публикации постеснялся выкладывать.
Вообще я сделал немало фотографий всяческих комнат, настенных часов и кроватей, но потом решил, что мне поверят и на слово, что там прекрасно, а цены за комнату или этаж в этих домах, построенных из известняка и обставленные антикварной мебелью, как в четырехзвездочных гостиницах, не больше.



На фотографии дом с мезонином, который относится к части исходных построек.



В этом помещении будет концертная площадка и галерея.



Можно спуститься в усадьбу по Дону на каяках с другой точки, а обратно вернуться уже по шоссе.
Можно рыбачить. Можно свадьбы справлять. Или фестивали устраивать.
Место становится уже известным, про него пишут РБК и Википедия.
Сначала «возрождение страны», а потом сразу бизнес-план, по которому усадьба может начать зарабатывать хотя 50 млн руб в год.

А виды усадьбы как раз и навевают спокойствие, о котором в первых строках говорил.











Тут, говорят, бывает немало иностранных гостей, которые видят здесь такую Россию, какой она должна быть.
Незадолго до нашего приезда там отгуляла свадьба индийца и русской невесты.



И обязательно надо сказать несколько слов про самого достойного из хозяев этого места Николая Муравьева-Карсского (1794–1866). За взятие Карса во время Крымской войны получил почетное прозвище «Карсский». Потом по мирному договору после Крымской войны Карс обменяли на взятый интервентами Севастополь. То есть его заслуги перед Россией просто несравнимы с его посмертной славой. По окончании войн он написал царю свое виденье на обустройство русской армии и, не получив ответа, вышел в отставку в чине генерала. Тогда-то он и занялся плотно усадьбой. Даже плотнее, чем ею занимаются сейчас.

Муравьев-Карсский Муравьев-Карсский

Муравьев-Карсский

А возвращаясь из этого места, я смотрел на небо, исполосованное темными облаками по синему небу, и пытался вспомнить, что мне напоминают полоски красного заката в проемах узких облаков. И вспомнил, что почти таким же было небо, когда я возвращался из Кадиса. Ту полоску цвета шафрана я тогда для рифмы назвал раной от океана. В этот раз стих даже не пытался писаться (из-за излишнего комфорта, я думаю), но настрой был таким же.

Другие репортажи из тура в Липецкую область:

Липецкие воды
Музей Плеханова в Липецке
Елец
Лев Толстой
Задонск I
Задонск II
Галичья гора I
Галичья гора II
Чаплыгин
Романовская игрушка
Источник этой записи