АРДАТОВ II

окончание



      Был в Ардатове и свой поэт серебряного века. И не уездного, между прочим, масштаба. Андрей Владимирович Звенигородский его звали. Это, тем более, удивительно, поскольку в Ардатове не то, что серебряного, но даже и бронзового века не было. Звенигородский родился в Ардатове и довольно долго в нем жил, работая земским начальником. Первая книга его стихов «Белая горячка» вышла в Москве и сам Блок вместе с самим Брюсовым разругали ее в пух и прах. Вторую книгу стихов «Чуть на крылах», которую Звенигородский издал уже при новой власти, похвалил Мандельштам. Правда, она была рукописной. Правда, Мандельштам любил хвалить кого ни попадя. Новая власть не ответила поэту взаимностью и в двадцать третьем году уволила его из школы, где он преподавал детям историю по Соловьеву, Ключевскому и Карамзину, что было в те времена, мягко говоря, легкомысленно. Звенигородский очень расстроился и даже подумывал о том, чтобы уйти в монастырь, но не ушел, а уехал в тридцатых годах в Москву. Там он с помощью друзей устроился в Пушкинскую комиссию и принимал участие в издании собрания сочинений Льва Толстого. Публиковал свои стихи в разных сборниках. Был у Пастернака на даче в Переделкино. Анна Ахматова написала ему свои стихи в альбом. Дожил до шестьдесят первого года и был похоронен на Ваганьковском кладбище. Собственно, и… Вот еще что. «Чуть на крылах» теперь у букинистов стоит довольно больших денег.
      Кроме поэта серебряного века был в Ардатове свой крахмальный завод и пять винокуренных. Водки производили на сто тысяч рублей в год. Была даже «Ардатовская». Пили много. Только в уезде было сто тридцать пять питейных домов, не считая разного рода харчевен, кабаков и трактиров. На весь уезд славились ардатовские пряники и мыло. Мыло, выражаясь языком биологов, было эндемиком – его, на протяжении почти ста лет, вплоть до сороковых годов прошлого века, варила в Ардатове всего одна семья Солодовниковых. Куски мыла делали похожими на сырные головки и продавали их на развес, разрезая на куски проволокой. Из-за внешнего сходства ардатовское мыло путали с местным сыром. Да и по вкусу они мало чем отличались. О пряниках можно сказать… Не будем, однако, говорить плохо о пряниках. Их давно уже не существует.
      О том, что в столице поменялась власть, ардатовцы узнали от пассажиров поезда Москва -Казань. Вернее, сначала узнали об этом на станции Мухтолово, через которую проходил поезд, а уж потом эту новость привезли на гужевом транспорте в Ардатов. Советская власть пришла и принесла в город все то, что она приносила и в другие города: беспорядки, экспроприацию экспроприаторов, голод, агитаторов, еще беспорядки, грабежи, сыпной тиф, продразверстку, создание коммун, развал коммун, голод, колхозы, раскулачивание, репрессии и снова голод. Мыло кончилось – вместо него употребляли глину. Жалеть было тоже нельзя.
      В двадцать первом году Выкса вместе со своим металлургическим производством и близлежащими территориями добилась самостоятельности и выделилась в самостоятельный уезд. Еще через два года Ардатовский уезд и вовсе расформировали. Все, что от него осталось, расписали по Арзамасскому и Лукояновским уездам. Сам Ардатов в 1925 году был разжалован из города в село – центр Ардатовской волости Арзамасского уезда. Если бы тогда, в двадцать пятом, войско какого-нибудь царя по пути на Москву заплутало бы, проходя мимо Ардатова в лесу, проводников бы нашлось…
      Со всем тем, нельзя сказать, что советская власть ничего не делала для ардатовцев. Конечно, оперного театра в Ардатове не построили, но баню отремонтировали. В двадцать первом году впервые в ардатовской истории стали издавать газету «Красный пахарь». Самым решительным образом боролись с самогоноварением. В двадцать пятом волостная милиция поймала почти три сотни самогонщиков. У них отобрали больше сотни самогонных аппаратов и сорок ведер самогона. В двадцать седьмом открыли книжный магазин. В тридцатом году в Ардатове организовали колхоз «Наш ответ кулаку». Через какое-то время его переименовали в колхоз «Имени Ю.М. Кагановича». К тридцать третьему году в колхозах состояло уже две третьих хозяйств Ардатовской волости, а через шесть лет, к тридцать девятому колхозный скот так отощал, что его не принимали на мясозаготовительных пунктах.
      Газета «Колхозная правда», пришедшая на смену «Красному пахарю» писала, что в тридцать третьем в Ардатове показали фильм Чапаев и в этом же году город подключили к всесоюзной радиосети. В августе тридцать четвертого приняли решение о постройке самолета «Ардатовский колхозник». В клубе крахмалотерочного завода проходили партийную чистку секретарь РК ВКП(б) Лучинин, зам. Секретаря Овчинников и секретарь РК ВЛКСМ Суслов.3 В августе тридцать пятого в городе организован сбор летучих мышей для опытов. Живых и мертвых мышей принимали по пять рублей за штуку, и сдавали лаборанту И.И. Косолапову.4 В тридцать седьмом ардатовским пекарям пришла в голову удивительная мысль запекать в буханку кусок бечевки «для упрощения переноса хлеба и его транспортировки». В мае этого же года в маленьком ардатовском мире, в городской парикмахерской, научились делать шестимесячную химическую завивку. И это было куда лучше чем то, что делалось в мире большом, несмотря на всего его дизель-моторы, перелет вокруг света и Днепровскую гидростанцию.
      В тридцать девятом году построили небольшой паточный завод, рассчитан¬ный на75 т патоки в квартал и кондитерскую мастерскую, которая производила тридцать пять тонн пряников и восемь тон конфет. Если поделить это количество конфет и пряников на количество тогдашних жителей Ардатовской волости, то получится, что в день на одного гражданина, включая беззубых младенцев и таких же беззубых стариков и старух, приходилось по одиннадцать грамм пряников и два с половиной грамма конфет. Если это количество в граммах разделить на средний вес одного пряника и средний вес одной конфеты, то получится, что каждый гражданин мог в день съесть пятую часть пряника и шестую часть конфеты. Немного пряников было у Советской власти для своих граждан. Кнутов было куда как больше.
      В войну маленький, полуголодный Ардатов выходил и выкормил детский дом, эвакуированный сюда из Ленинграда в сорок втором. Больше ста человек. И это притом, что не было никакого водопровода, отопления, машин и лошадей. Был бык, на котором возили воду из речки и дрова из лесу. Женщины и дети возили. Почти все мужчины были на фронте. Из ушедших на фронт семи с лишним тысяч жителей Ардатова и района вернулось меньше половины. После войны лениградские дети уехали домой, а детский дом проработал до шестьдесят девятого года. И до самого конца своего существования назывался Ленинградским.
      После войны, в сорок девятом, крахмальный завод перевыполнил план почти на сорок процентов, артель «Красный Октябрь» всего на восемь, но зато и снизила себестоимость продукции на столько же процентов, а вот артель «Красный кустарь» снизила себестоимость всего на один процент. Маслозавод… Нечего и говорить про маслозавод. Он вместе с промкомбинатом упорно продолжал выпуск некачественной продукции. В ответ на эти происки маслозавода и промкомбината силами актива учреждений культпросвета прочитано почти четыреста лекций, выпущено около семисот стенгазет, тысяча триста боевых листков и восемьсот «молний». Актив не сдался даже тогда, когда выяснилось, что из полутора сотен километров районных дорог всего четырнадцать с твердым покрытием. Была проведена тысяча бесед, около двух тысяч громких читок, сделано несколько сотен докладов к тому моменту, когда выяснилось, что из четырехсот с лишним погонных метров районных мостов пригодна к проезду лишь четверть. В следующем году и вовсе пришлось разобрать за ветхостью мост через реку Леметь и прекратить сообщение с соседним райцентром Кулебаки. Даже агитпоход лыжников и сто шестьдесят концертов и постановок дела не спасли – пришлось строить новый мост.
      В пятьдесят третьем отпраздновали четыреста лет со дня рождения Ардатова. Заасфальтировали улицу Ленина и на Октябрьской площади установили памятник мордвину Ардатке ему же. Привели в порядок тротуары, о приведении в порядок которых писал еще Мельников-Печерский, убрали заржавевшие алебарды у будок и постановили решить вопрос об открытии музея.
      И решили, но в восемьдесят втором году. Инициатором создания музея был второй секретарь ардатовского райкома Иван Васильевич Трутов. Не в том смысле, что наложил резолюцию на бумаге о его создании, а в том, что сам создал, сам собирал экспонаты, сам писал рукописную историю Ардатова и сам был первым директором музея.
      Музей находится в старом купеческом особняке, которому две сотни лет. В нем прохладно, много света от огромных окон и пахнет помидорной рассадой, которая растет в ящиках, стоящих на широченных подоконниках. Молодой экскурсовод Саша показал мне чучело волка с оскаленной пастью, рядом с которым любят фотографироваться школьники, приходящие на экскурсии. Рядом с волком торчит из стены деревянный муляж головы лося с настоящими, правда, рогами. На отдельной витрине кольца и браслеты времен волжских булгар. Есть лапти, есть небольшая модель стана для плетения рогож, есть кусок старой рогожи…
      Саша приехал в Ардатов по программе привлечения молодых специалистов в Богом забытые места, каких, как сказал Мельников-Печерский, на матушке святой Руси довольное количество. Государство дало ему денег на дом и машину, на которой он вечерами уезжает в Арзамас, к друзьям. Не выть же ему волком от одиночества здесь, в Ардатове. Жениться, конечно, хорошо бы, но при зарплате в двенадцать тысяч… Он бы и рад подработать в школе, но школы укрупняют, сокращая при этом учителей. В книжном магазине, куда меня привел Саша за краеведческой литературой, я спросил у продавца – за что он любит Ардатов? За что его можно не любить, пытаться уехать в Нижний, в Москву, в Арзамас, к черту на рога я уже понял, а вот наоборот?
      Продавец книжного магазина в своем похвальном слове Ардатову отметил, что, во-первых, он свой Ардатов не променяет ни на какие города на свете, во-вторых, никогда, в-третьих, в последние десять лет стали наконец-то асфальтировать улицы, в-четвертых, незаасфальтированные улицы, как он выразился, «защебенили», привели в порядок парк, в-пятых, работа в городе есть. Достаточно заглянуть на страницу объявлений местной газеты «Наша жизнь»5. В-шестых… тут он замялся и сказал, что сын у него безработный учитель биологии, которого сократили в результате слияния и укрупнения ардатовских школ, но идти грузчиком в продуктовый магазин по объявлению он не хочет, а упорно хочет преподавать биологию детям. Вот если бы сын имел профессию токаря, каким он сам когда-то был, то мог бы устроиться на местный завод «Сапфир».6 Правда, там надо всю жизнь пропахать, чтобы к пенсии иметь тысяч тридцать, что для Ардатова прекрасная, конечно, зарплата, но молодой токарь, особенно, если ученик, получает тысяч пять или шесть и потому только и думает о том, как оттуда уехать в Нижний или еще куда подальше. В-седьмых, у него есть семья знакомых фотографов в Москве. Они, хоть и члены московского или даже всемирного фотографического союза, а все равно ждут не дождутся пенсии, чтобы вернуться к себе в Ардатов потому, что в Москве, как известно, жизни нет. Одно плохо – раньше был в Ардатове народный театр, а теперь кончился, потому как режиссера сманили в Москву и он теперь там выступает в сериалах. Впрочем, не он, а она. И то сказать – отчего не выступить, если все, что нужно для выступления, при ней. … Но это уже в-восьмых и даже в половине девятых.
      Пожилая уборщица в музее, к которой я приступил с таким же вопросом, задумалась на мгновение, поправила платок на голове, улыбнулась и сказала:
- Все мне здесь хорошо.
Я ее потом замучил вопросами – спрашивал про работу, про детей, про будущее, но она твердо стояла на своем.7

      3И подумать страшно о том, как их там накрахмалили.
      4Лаборант Косолапов, начитавшись в районной библиотеке последних номеров «Ардатовского вестника эволюционной биологии и физиологии», решил выделять из несчастных мышей орган, который заведует у них эхолокацией. Набравши этих микроскопических желёз достаточное количество, безжалостный вивисектор предполагал их высушить, истолочь в порошок, приготовить спиртовую настойку и принимать ее несколько недель или даже месяцев, по истечении которых он надеялся стать первым в мире человеком-эхолокатором. В дальнейшем он планировал использовать свое изобретение в авиации – при подготовке полярных летчиков, работающих в условиях полярной ночи, а так же военных летчиков, летающих по ночам. Он даже написал письмо начальнику Главсевморпути О.Ю. Шмидту с просьбой выделить ему для экспериментов несколько бочек медицинского спирта, но тот помогать ему не захотел, поскольку как раз готовился к очередной экспедиции на ледокольном пароходе «Седов» и у него каждая капля была на счету.
      5Я не поленился и заглянул в газету «Наша жизнь». Так теперь называется ардатовская «Колхозная правда». Требовались грузчики в магазин «Теремок», рабочий на пилораму, сварщик, заведующий в ресторан «Юбилейный» и продавцы в Нижний Новгород. Скучная, надо сказать, газета. Среди статей о месячнике по благоустройству, об актуальности патриотизма и объявлений о продаже квартир, мне запомнилось стихотворное поздравление зятю, подписанное «тесть, теща и своячница» (орфография подлинника) и небольшая заметка под названием «Творчество против коррупции». В ней рассказывается об участии работ ардатовских школьников в конкурсе «Творчество против коррупции», объявленном Нижегородским Законодательным собранием. Долго я думал над тем, что могут собой представлять такие работы… Ничего не придумал.
      6Завод «Сапфир», филиал одного из военных московских заводов, был построен в Ардатове хлопотами уроженца Ардатовского уезда Сергея Степановича Маряхина, генерала армии, заместителя министра обороны и начальника тыла ВС СССР в конце шестидесятых годов. Поначалу завод делал авиационные тепловизоры и какие-то фоторезисторы для ракетного комплекса «Игла», а с начала девяностых полностью перешел на инструменты для стоматологии. Знайте, если вам сверлят зуб бормашиной – скорее всего, это бормашина ардатовского завода «Сапфир». В Ардатове есть еще небольшой фанерный завод, но вряд ли вам придется воспользоваться его продукцией – вся ардатовская фанера расходится между местными жителями. Конечно, пролететь над Парижем на ней не удастся, но над маленьким Ардатовым, над тихой речкой Леметь, над Знаменским собором, над старыми купеческими домами, над огородами, над фонтаном* в сквере на центральной площади… Только попробуйте и вам непременно захочется повторить.
      *Фонтан этот имеет долгую и непростую историю. Сначала это был памятник Сталину. Потом его снесли и поставили памятник Ленину. Лучший друг детей простоял на площади до четырнадцатого года. Вы не поверите, но городские власти распорядились убрать Ленина и на его месте устроить фонтан. Правда, Ленина поменьше на всякий случай оставили перед зданием администрации. Конечно, он уже никогда и ни за что, но мало ли…
      7Очерк мой, конечно, не имеет никакого научного значения, а потому и ссылочного аппарата ему не полагается, но не могу все же не сказать, что при его написании пользовался я разными материалами ардатовских краеведов, а более всего книгой А.В. Базаева «История Ардатова в события и лицах». Пользовался и биографическим словарем справочником «Знаменитые люди Ардатовского края XVI – XXI веков», которым остался недоволен, поскольку авторы записали в него и графа Дмитрия Блудова, и министра внутренних дел при Николае Втором, графа А.А. Закревского, хотя они и бывали в Ардатовском уезде наездами, поскольку имели там поместья. Мало того, они и Марью Игнатьевну Будберг включили в этот список лишь потому, что она была внучкой ардатовского помещика графа Закревского.



Здесь когда-то помещался детский дом, эвакуированный из блокадного Ленинграда.



Завод бормашин «Сапфир».



Одна из центральных улиц Ардатова, а может быть и самая центральная.



Бывший памятник Сталину и Ленину, а ныне фонтан.



Знаменский собор.
promo ru december 2, 2013 21:04 18
Buy for 100 tokens
Приветствую всех участников ru-блога, как давних, так и вновь присоединившихся! У нас есть несколько поводов для радости: - Все выходные информация о сообществе провисела в блоке «Интересное» на главной странице ЖЖ, вследствие чего к нам добавилось около сотни участников! Приветствуем новичков,…